Текущее время: 19 сен 2019, 20:09

Часовой пояс: UTC + 6 часов



    


Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 21 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Жизнь после утраты
СообщениеДобавлено: 02 фев 2018, 06:13 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: 29 окт 2017, 18:22
Сообщения: 5113
Блог: Посмотреть блог (0)
Цитата:
Как пережить смерть близкого человека? Советы кризисного психолога

Лишь в редчайших случаях человек заранее готов к смерти близкого. Гораздо чаще горе настигает нас неожиданно. Что делать? Как реагировать? Рассказывает Михаил Хасьминский, руководитель православного Центра кризисной психологии при храме Воскресения Христова на Семеновской (г. Москва).

Через что мы проходим, переживая горе?

Когда умирает близкий человек, мы ощущаем, что связь с ним рвется — и это доставляет нам сильнейшую боль. Болит не голова, не рука, не печень, болит душа. И невозможно ничего сделать, чтобы эта боль раз — и прекратилась.

Часто скорбящий человек приходит ко мне на консультацию и говорит: «Уже две недели прошло, а я никак не могу прийти в себя». Но разве можно прийти в себя за две недели? Ведь после тяжелой операции мы не говорим: «Доктор, я уже десять минут лежу, и ничего еще не зажило». Мы понимаем: пройдет три дня, врач посмотрит, потом снимет швы, рана начнет заживать; но могут возникнуть осложнения, и какие-то этапы придется проходить снова. На все это может уйти несколько месяцев. А здесь речь не о телесной травме — а о душевной, чтобы ее излечить, обычно требуется около года или двух. И в этом процессе есть несколько последовательных стадий, перепрыгнуть через которые невозможно.

Какие это стадии? Первое — шок и отрицание, затем гнев и обида, торг, депрессия и, наконец, принятие (хотя важно понимать, что любое обозначение стадий — условное, и что у этих этапов нет четких границ). Некоторые проходят их гармонично и без задержек. Чаще всего это люди крепкой веры, у которых есть ясные ответы на вопросы, что такое смерть и что будет после нее. Вера помогает правильно пройти эти этапы, пережить их один за другим — и в итоге войти в стадию принятия.

А вот когда веры нет, смерть близкого человека может стать незаживающей раной. Например, человек может на протяжении полугода отрицать утрату, говорить: «Нет, я не верю, этого не могло случиться». Или «застрять» на гневе, который может быть направлен на врачей, которые «не спасли», на родственников, на Бога. Гнев может быть направлен и на самого себя и продуцировать чувство вины: я недолюбил, недосказал, не остановил вовремя — я негодяй, я виновен в его смерти. Таким чувством подолгу мучаются многие люди.

Однако, как правило, достаточно нескольких вопросов, чтобы человек разобрался со своим чувством вины. «Разве вы хотели смерти этого человека?» — «Нет, не хотел». — «В чем же тогда вы виновны?» — «Это я послал его в магазин, а если бы он туда не пошел, то не попал бы под машину». — «Хорошо, а если бы вам явился ангел и сказал: если ты пошлешь его в магазин, то этот человек умрет, как бы вы тогда себя повели?» — «Конечно, я бы тогда никуда его не послал». — «В чем же ваша вина? В том, что вы не знали будущего? В том, что вам не явился ангел? Но при чем тут вы?»

У некоторых людей сильнейшее чувство вины может возникнуть и просто из-за того, что прохождение упомянутых этапов у них затягивается. Друзья и коллеги не понимают, почему он так долго ходит мрачный, неразговорчивый. Ему и самому от этого неловко, но он ничего с собой сделать не может.

А у кого-то, наоборот, эти этапы могут буквально «пролететь», но спустя время травма, которую они не прожили, всплывает, и тогда, возможно, даже переживание смерти домашнего животного дастся такому человеку с большим трудом.

Ни одно горе не обходится без боли. Но одно дело, когда при этом ты веришь в Бога, и совсем другое, когда ни во что не веришь: тут одна травма может накладываться на другую — и так до бесконечности.

Поэтому мой совет людям, которые, предпочитают жить сегодняшним днем и откладывают главные жизненные вопросы на завтра: не ждите, когда они свалятся на вас, как снег на голову. Разберитесь с ними (и с самими собой) здесь и сейчас, ищите Бога — этот поиск поможет вам в момент расставания с близким человеком.

И еще: если чувствуете, что не справляетесь с потерей самостоятельно, если уже полтора-два года нет динамики в проживании горя, если есть чувство вины, или хроническая депрессия, или агрессия, обязательно обратитесь к специалисту — психологу, психотерапевту.

Не думать о смерти — это путь к неврозу


Недавно я анализировал, как много картин знаменитых художников посвящено теме смерти. Раньше художники брались за изображение горя, скорби именно потому, что смерть была вписана в культурный контекст. В современной культуре нет места смерти. О ней не говорят, потому что «это травмирует». В действительности же травмирует как раз обратное: отсутствие этой темы в поле нашего зрения.

Если в разговоре человек упоминает, что у него кто-то погиб, то ему отвечают: «Ой, извини. Наверное, тебе не хочется об этом говорить». А может быть, как раз наоборот, хочется! Хочется вспомнить об умершем, хочется сочувствия! Но от него в этот момент отстраняются, пытаются сменить тему, боясь огорчить, задеть. У молодой женщины умер муж, а близкие говорят: «Ну, не переживай, ты красивая, ты еще выйдешь замуж». Или сбегают как от чумной. Почему? Потому что сами боятся думать о смерти. Потому что не знают, что говорить. Потому что нет никаких навыков соболезнования.

Вот в чем главная проблема: современный человек боится думать и говорить о смерти. У него нет этого опыта, ему его не передали родители, а тем — их родители и бабушки, жившие в годы государственного атеизма. Потому сегодня многие не справляются с переживанием потери самостоятельно и нуждаются в профессиональной помощи. Например, бывает, что человек сидит прямо на могиле матери или даже там ночует. От чего возникает эта фрустрация? От непонимания, что произошло и что делать дальше. А на это наслаиваются всевозможные суеверия, и возникают острые, иногда суицидальные проблемы. К тому же, рядом часто оказываются также переживающие горе дети, и взрослые своим неадекватным поведением могут нанести им непоправимую душевную травму.

Но ведь соболезнование — это «совместная болезнь». А зачем болеть чужой болью, если твоя цель – чтобы тебе было хорошо здесь и сейчас? Зачем думать о собственной смерти, не лучше ли отогнать эти мысли заботами, что-нибудь себе купить, вкусно поесть, хорошо выпить? Страх того, что будет после смерти, и нежелание об этом думать включает в нас очень детскую защитную реакцию: все умрут, а я нет.

А между тем и рождение, и жизнь, и смерть — звенья одной цепи. И глупо это игнорировать. Хотя бы потому, что это — прямой путь к неврозу. Ведь когда мы столкнемся со смертью близкого человека, мы не справимся с этой потерей. Только изменив свое отношение к жизни, можно многое исправить внутри. Тогда и горе пережить будет намного легче.

Стирайте суеверия из своего сознания

Я знаю, что на почту «Фомы» приходят сотни вопросов о суевериях. «Протерли памятник на кладбище детской одеждой, что теперь будет?» «Можно ли поднять вещь, если уронил на кладбище?» «Уронила в гроб платочек, что делать?» «На похоронах упало кольцо, к чему этот знак?» «Можно ли вешать фото умерших родителей на стене?»

Начинается завешивание зеркал — ведь это, якобы, ворота в другой мир. Кто-то убежден, что сыну нельзя нести гроб матери, а то покойнице будет плохо. Какой абсурд, кому же как не родному сыну нести этот гроб?! Конечно, ни к православию, ни к вере во Христа система мира, где случайно упавшая на кладбище перчатка являет собой некий знак, никакого отношения не имеет.

Думаю, это тоже от нежелания заглянуть внутрь себя и отвечать на действительно важные экзистенциальные вопросы.

Не все люди в храме являются экспертами по вопросам жизни и смерти


Для многих потеря близкого человека становится первым шагом на пути к Богу. Что делать? Куда бежать? Для многих ответ очевиден: в храм. Но важно помнить, что даже в состоянии шока надо отдавать себе отчет, зачем именно и к кому (или Кому) ты туда пришел. Прежде всего, конечно, к Богу. Но человеку, который пришел в храм впервые, который, может быть, не знает с чего начать, особенно важно встретить там проводника, который поможет разобраться во многих вопросах, не дающих ему покоя.

Этим проводником, конечно, должен бы стать священник. Но у него далеко не всегда есть время, у него часто весь день расписан буквально по минутам: службы, разъезды и много чего еще. И некоторые батюшки поручают общение с новопришедшими волонтерам, катехизаторам, психологам. Иногда эти функции частично выполняют даже свечники. Но надо понимать, что в церкви можно наткнуться на самых разных людей.

Это как если бы человек пришел в поликлинику, а гардеробщица ему сказала: « У тебя что болит-то?» — «Да, спина». — «Ну, давай я тебе расскажу, как лечиться. И литературу дам почитать».

В храме то же самое. И очень грустно, когда человек, который и так ранен потерей своего близкого, получает там дополнительную травму. Ведь, честно говоря, не каждый священник сумеет правильно выстроить общение с человеком в горе — он ведь не психолог. Да и не каждый психолог справится с этой задачей, у них, как и у врачей, есть специализация. Я, например, ни при каких обстоятельствах не возьмусь давать советы из области психиатрии или работать с алкозависимыми людьми.

Что уж говорить о тех, кто раздает непонятные советы и плодит суеверия! Часто это околоцерковные люди, которые в церковь не ходят, но заходят: ставят свечи, пишут записки, освящают куличи, — и все знакомые к ним обращаются как к экспертам, которые все знают о жизни и смерти.

Но с людьми, переживающими горе, надо говорить на особом языке. Общению с горюющими, травмированными людьми надо учиться, и к этому делу надо подходить серьезно и ответственно. На мой взгляд, в Церкви это должно быть целым серьезным направлением, ничуть не менее важным, чем помощь бездомным, тюремное или любое другое социальное служение.

Чего ни в коем случае нельзя делать — это проводить какие-то причинно-следственные связи. Никаких: «Бог ребенка забрал по твоим грехам»! Откуда вы знаете то, что одному только Богу известно? Такими словами горюющего человека можно травмировать очень и очень сильно.

И ни в коем случае нельзя экстраполировать свой личный опыт переживания смерти на других людей, это тоже большая ошибка.

Итак, если вы, столкнувшись с тяжелым потрясением, пришли в храм, будьте очень осторожны в выборе людей, к которым обращаетесь со сложными вопросами. И не стоит думать, что в церкви вам все что-то должны — ко мне на консультации нередко приходят люди, оскорбленные невниманием к ним в храме, но забывшие, что они не центр вселенной и окружающие не обязаны выполнять все их желания.

А вот сотрудникам и прихожанам храма, если к ним обращаются за помощью, не стоит строить из себя эксперта. Если вам хочется по-настоящему помочь человеку, тихонько возьмите его за руку, налейте ему горячего чая и просто выслушайте его. Ему от вас требуются не слова, а соучастие, сопереживание, соболезнование — то, что поможет шаг за шагом справиться с его трагедией.

Если умер наставник…


Часто люди теряются, когда лишаются человека, который был в их жизни учителем, наставником. Для кого-то это — мама или бабушка, для кого-то — совершенно сторонний человек, без мудрых советов и деятельной помощи которого сложно представить свою жизнь.

Когда такой человек умирает, многие оказываются в тупике: как жить дальше? На стадии шока такой вопрос вполне естественен. Но если его решение затягивается на несколько лет, это кажется мне просто эгоизмом: «мне был нужен этот человек, он мне помогал, теперь он умер, и я не знаю, как жить».

А может, теперь тебе надо помочь этому человеку? Может быть, теперь твоя душа должна потрудиться в молитве об усопшем, а твоя жизнь — стать воплощенной благодарностью за его воспитание и мудрые советы?

Если у взрослого человека ушел из жизни важный для него человек, который давал ему свое тепло, свое участие, то стоит вспомнить об этом и понять, что теперь ты, как заряженный аккумулятор, можешь это тепло раздавать другим. Ведь чем больше ты раздашь, чем больше созидания принесешь в этот мир — тем больше заслуга того умершего человека.

Если с тобой делились мудростью и теплом, зачем плакать, что теперь некому больше это делать? Начинай делиться сам — и ты получишь это тепло уже от других людей. И не думай постоянно о себе, потому что эгоизм — самый большой враг переживающего горе.

Если умерший был атеистом


На самом деле каждый во что-то верит. И если ты веришь в жизнь вечную, значит, ты понимаешь, что человек, провозглашавший себя атеистом, теперь, после смерти — такой же, как и ты. К великому сожалению, он осознал это слишком поздно, и твоя задача теперь — помочь ему своей молитвой.

Если ты был близок с ним, то в какой-то степени ты — продолжение этого человека. И от тебя теперь многое зависит.

Дети и горе


Это отдельная, очень большая и важная тема, ей посвящена моя статья «Возрастные особенности переживания горя». До трех лет ребенок вообще не понимает, что такое смерть. И только лет в десять начинает формироваться восприятие смерти, как у взрослого человека. Это надо обязательно учитывать. Кстати, об этом много говорил митрополит Сурожский Антоний (лично я считаю, что он был великим кризисным психологом и душепопечителем).

Многих родителей волнует вопрос, должны ли дети присутствовать на похоронах? Смотришь на картину Константина Маковского «Похороны ребенка» и думаешь: сколько детей! Господи, зачем они там стоят, зачем на это смотрят? А почему бы им там не стоять, если взрослые им объясняли, что смерти бояться не нужно, что это — часть жизни? Раньше детям не кричали: «Ой, уйди, не смотри!» Ведь ребенок чувствует: если его так отстраняют, значит, происходит что-то жуткое. И тогда даже смерть домашней черепашки может обернуться для него психическим заболеванием.

А детей в те времена и прятать было некуда: если в деревне кто-то умирал, все шли с ним прощаться. Это естественно, когда дети присутствуют на отпевании, оплакивают, учатся реагировать на смерть, учатся делать что-то созидательное ради усопшего: молятся, помогают на поминках. И родители зачастую сами травмируют ребенка тем, что пытаются укрыть его от негативных эмоций. Некоторые начинают обманывать: «Папа уехал в командировку», и ребенок со временем начинает обижаться — сначала на папу за то, что не возвращается, а затем и на маму, ведь он чувствует, что она что-то не договаривает. А когда потом открывается правда… Я видел семьи, где ребенок уже просто не может общаться с матерью из-за такого обмана.

Меня поразила одна история: у девочки умер папа, и ее учительница — хороший педагог, православный человек — сказала детям, чтобы они не подходили к ней, потому что ей и так плохо. А ведь это значит, травмировать ребенка еще раз! Страшно, когда даже люди с педагогическим образованием, люди верующие не понимают детскую психологию.

Дети ничем не хуже взрослых, их внутренний мир ничуть не менее глубок. Конечно, в разговорах с ними надо учитывать возрастные аспекты восприятия смерти, но не надо прятать их от скорбей, от трудностей, от испытаний. Их надо готовить к жизни. Иначе они станут взрослыми, а справляться с потерями так и не научатся.

Что значит «пережить горе»


Полностью пережить горе — это значит превратить черную скорбь в светлую память. После операции остается шов. Но если он хорошо и аккуратно сделан, он уже не болит, не мешает, не тянет. Так и тут: шрам останется, мы никогда не сможем забыть о потере — но переживать ее мы будем уже не с болью, а с чувством благодарности к Богу и к умершему человеку за то, что он был в нашей жизни, и с надеждой на встречу в жизни будущего века.


https://foma.ru/kak-perezhit-smert-bliz ... oveka.html


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Жизнь после утраты
СообщениеДобавлено: 19 апр 2018, 09:55 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: 29 окт 2017, 18:22
Сообщения: 5113
Блог: Посмотреть блог (0)
Цитата:
Чувство вины перед умершим близким: как в нем разобраться?

Когда умирает близкий человек, часто возникает чувство вины: не додал, не сказал, не сделал, а теперь уже ничего не поправишь. Всегда ли эта вина – справедлива, или за ней кроется что-то другое?


Смерть близкого связана не только с чувством горя, но и с переживанием своей вины.

Когда уходит родной человек, кажется, что ты виноват: устал от трудного ухода и мучительных последних дней, чего-то не додал, не отвез в другую больницу, не купил другое лекарство, остался жить, когда он умер.

Почему оно возникает и насколько оправдано? Отвечает психолог, директор Христианской службы психологической помощи «Свеча», доктор биологических наук Александра Имашева.

Как и почему возникает чувство вины

Чувство вины при потере ближнего возникает всегда. Это нормальная реакция на смерть близкого человека. Практически все, кто переживает утрату, испытывает чувство вины перед умершим.

Это чувство может иметь разные формы: вина за испытанное облегчение, что кончился ужасный, тяжелый период болезни близкого (получается, думает человек, что его смерть стала платой за мое освобождение, и я ей радуюсь). Чаще всего возникает вина за то, что-то, как кажется, было не сделано или сделано не до конца (не того врача позвали, не так лечили).

Может мучить вина за несправедливость, которая была допущена (или якобы допущена) по отношению к умершему при его жизни: редко приходили к нему, мало звонили, плохо заботились, а теперь уже ничего не поправишь.

Бывает даже чувство вины за то, что ближний умер, а ты живешь, «а ведь он был лучше меня».

Иногда чувство вины идет вторым, например, сначала возникает гнев на умершего – почему ты меня оставил?! – или на Бога (судьбу) – почему Бог его забрал?! — а потом сразу приходит вина: как я могу так думать, какой же я мерзавец. Чувство вины найдет к чему прицепиться.

Крайне редко чувство вины действительно имеет некоторые основания. Например, если наш ближний был сильно болен и не хотел лечиться, а мы шли у него на поводу, потому что нам не хотелось с ним возиться. И вот он умер, а мы чувствуем себя виноватыми.

Или если его болезнь накладывала на него какие-то ограничения (например, в еде), а мы их игнорировали и кормили его всем подряд, что привело к обострению болезни и смерти.

Или если он очень страдал от вашей ссоры и хотел помириться, а вы ему в этом отказывали, и это сильно омрачило его последние дни и часы.

В таких редких случаях оправданной вины поможет исповедь и покаяние для верующего или психолог для атеиста.

Но обычно вина, практически неизбежно приходящая после смерти близкого, абсолютно иррациональна.

Ее переживают и специалисты-психологи, отлично знающие механизм возникновения этого чувства и его необоснованность. «Я все понимаю, — говорит психолог, — знаю, почему так происходит, могу разложить по полочкам, но все равно чувствую себя виноватой после смерти мамы: не в ту больницу положила, не те лекарства привезла». А ведь маме было 89 лет, и она пережила три инфаркта. Иррациональная вина прицепляется к любой возможной причине из перечисленных выше и начинает грызть человека.

Почему же она возникает?

Смерть – это огромное, неподвластное и совершенно неведомое нам событие. Мы словно заглядываем в непроглядную пропасть.

Когда мы переживаем смерть ближнего, то, во-первых, ощущаем, что ничего не можем сделать, никак предотвратить, а во-вторых, неизбежно понимаем: то же самое ждет нас самих.

Наша психика оказывается в очень сложной ситуации полной потери контроля над происходящим, абсолютной беспомощности и переживания полнейшей неизвестности. Возникает экзистенциальный страх, возвращающий нас к неким первичным смыслам: кто я и зачем я живу, если моя жизнь тоже неизбежно закончится.

Это приводит нас к огромному, всепоглощающему ужасу, который просто невыносим: дай ему волю, он сведет с ума. Как это так – меня не будет!

Ужас от встречи со смертью «лицом к лицу» настолько силен, что нам проще испытывать неприятные чувства вины или гнева, лишь бы прикрыть ими этот страх.

Механизмы защиты психики действуют вне нашего желания и осознания: сначала «включаются» шок и отрицание, которые заставляют нас «не видеть» смерть, потом вспыхивают гнев и вина.

Чувство вины и гнева из-за смерти близкого — это ответ психики на собственную беспомощность, невозможность «проконтролировать» смерть

Чувство вины в этом случае – компенсаторное чувство, которое призвано хотя бы в иллюзорной форме вернуть нам возможность контроля над происходящим. Нам легче чувствовать себя виноватыми в том, что не достали нужные лекарства (действие, которое мы можем взять под контроль!) и тем самым не предотвратили смерть (иллюзия контроля над смертью!), чем откровенно себе признаться, что мы ничем и никак не могли помочь в том, чтобы человек не умер.

В других случаях чувство вины – это форма переживания необратимости случившегося и понимания, что изменить ничего нельзя. Это опять же потеря контроля над происходящим, которая для нас невыносима. Например, если при жизни свекрови мы с ней ругались, но знали, что в принципе можем помириться, то после ее смерти эта возможность ушла навечно. Ушла из-под нашего контроля. И эта утрата власти над реальностью переживается нами как чувство вины за нереализованные возможности.

Точно по той же причине при смерти ближнего возникает и чувство гнева. Это – ответ психики на собственную полную беспомощность, ее яростный протест.

А «прицепиться» уж гнев может к чему угодно, что нашей психике покажется адекватным: гнев на умершего (как он мог меня бросить!?), гнев на Бога (как Он мог его забрать!?), гнев на врачей (почему не спасли?!). Но в конечном счете, все это – лишь реакция нашей психики на нашу абсолютную беспомощность перед лицом смерти.

Конечно, верующим гораздо проще пережить и смерть ближнего, и мысли о собственной смертности. В сознании верующего смерть – это не конец и исчезновение, а переход в иную форму существования, поэтому остается и надежда на встречу с ушедшими, на примирение с ними, и, что очень важно, вера, что даже смерть не заставит тебя полностью исчезнуть.

Как восстановиться после смерти ближнего

В современной культуре существует тенденция как можно быстрее избавляться от негативных чувств.

Долгое страдание, долгое горе не приветствуется обществом, на такого человека смотрят косо и всеми силами пытаются «вытащить» его из этого состояния.

В ход идут топорные утешения типа «не плачь», «займись чем-нибудь другим», «отвлекись на что-нибудь», «возьми себя в руки», «тебе уже пора успокоиться» и другие псевдопозитивные рецепты, которые не работают.

Они не помогают, а раздражают или заставляют чувствовать себя еще более виноватым – ведь своим страданием ты напрягаешь окружающих. Человек пытается как можно быстрее «перескочить» свое горе, не переживает его полноценно и только загоняет вглубь.

Но наше горе при утрате близкого – это плата за нашу любовь к нему. И чем сильнее была любовь, тем глубже будет горе, поэтому не надо его стыдиться, считать себя слабым, идти на поводу у тех, кто считает, что пора перестать страдать. Горевание занимает время: чтобы пережить горе от смерти близкого, необходимо не менее года.

Психологи говорят о «работе горя» — утрату необходимо принять, прожить и пережить. После этого, в нормальной ситуации, горе переходит в светлую печаль и светлые воспоминания. Если проходит год, полтора, а легче не становится, то это уже нездоровое переживание горя и требуется помощь специалиста – психолога или психотерапевта.

Как быстро пройдет тяжелое горе, зависит еще и от наших отношений с умершим.

Если отношения были хорошими, здоровыми, то горе пройдет легче, если они были чем-то осложнены, то и горевание будет сложнее.

Мы все время будем видеть, что ничего уже нельзя исправить, и эта необратимость дополнительно будет давить на нас.

Но до этого надо дожить. Вначале, после первоначального шока от утраты, будет много негативных чувств — и гнев, и вина, и тоска, и одиночество. Вина, принимающая разные формы, может возникнуть прямо в первые дни после смерти близкого и оставаться до самого конца горевания. Чувство вины перед умершим — это естественная часть переживания горя, а переживание горя – единственная возможность вернуться к нормальной жизни.

Переживайте горе

— Как бы плохо ни было, важно напоминать себе, что горе пройдет. Но это вовсе не значит, что мы не забудем человека, станем к нему равнодушны, но острое горе сменится мирной печалью.

Можно написать себе на листочке бумаги или карточке три утверждения и носить их с собой, доставать и перечитывать, или примагнитить на холодильник, чтобы они всегда были перед глазами:

-Мои чувства нормальны
-Мне станет лучше
-Я справлюсь, как справились до меня другие

— Если чувство вины связано с испытанным облегчением после смерти тяжело больного, мучившегося человека, то следует сказать себе, что это объективно был тяжелый груз, и облегчение после того, как груз снят – это нормальное, естественное чувство. В этом нет нелюбви к ушедшему, нет эгоизма, а есть обыкновенная, не поддающаяся сознательному контролю реакция психики на освобождение. Такое облегчение не отменяет горя от смерти и не умаляет нашей любви к ушедшему. И наказывать себя за это не нужно.

— Важно соблюдать ритуалы, связанные со смертью. Недаром они освящены веками. Первое, что может облегчить тяжелое состояние близких – это заботы об отпевании, о похоронах, кладбище, гробе, венках, цветах. Устроить поминки, собраться на девять и на сорок дней – все это реально помогает пережить горе. Ведь, делая все это, мы проявляем свою заботу об умершем.

На поминках мы разделяем с другими наше горе и любовь к ушедшему, говорим и слушаем, как другие говорят о нем теплые, хорошие слова – и нам становится легче.

Поминки – это вообще как бы очень сжатый во времени процесс проживания горя. Часто бывает, что они начинаются со слез, даже рыданий, а заканчиваются в гораздо более позитивном настроении. Как будто за несколько часов проживается целый год.

— Не прогоняйте воспоминания о покойном. Не надо стараться «забить» их другими мыслями или отвлекаться, если они приходят. Не надо специально вызывать в памяти эти воспоминания, особенно если они для вас мучительны, но если они «накатывают», то погрузитесь в них и проживите их.

— Плачьте. Слезы не слишком приняты в нашей культуре, даже если это плач по умершему. Одно из самых банальных «утешений» — это уговоры «не плачь, успокойся, выпей валерьянки». На самом деле, слезы – это и естественное болеутоляющее (при плаче в организме человека вырабатываются вещества, успокаивающие нервную систему), и способ выразить и тем самым «выпустить наружу» душевную боль и тоску.

Когда горюющий человек плачет – это не признак слабости, а признак того, что переживание горя движется в правильном направлении.

— Говорите об умершем человеке и о своих переживаниях. Если приходят воспоминания об умершем близком, о его последних днях и других мучительных вещах, нужно найти человека, с которым можно об этом поговорить.

Обычно после утраты хочется говорить об ушедшем из жизни близком, особенно если его смерть была трагической и внезапной. Часто хочется поделиться своими чувствами, рассказать о своих переживаниях. Не надо бояться позвонить другу или подруге, честно сказать: мне очень тяжело, я все время вспоминаю умершего, давай с тобой поговорим о нем.

Рекомендация друзьям и родственникам горюющего: не закрывайтесь от таких разговоров, а участвуйте в них, чтобы человек не чувствовал себя запертым в своем горе.

Терпеливо выслушайте все, что он вам расскажет. В состоянии горя, особенно в первые дни после утраты, горюющий может быть многословен и повторять одно и то же, не торопите его. Или он может замолчать – тогда просто побудьте с ним. Предложите горюющему человеку практическую помощь в организации похорон или поминок. Если он испытывает чувство вины за то, что не успел сделать или сказать, или за испытанное облегчение после смерти тяжелобольного, объясните ему, что это понятно, естественно и объяснимо.

— Постараться не замыкаться в себе, как бы этого ни хотелось. Горе – процесс, который лучше переживать с людьми. Даже если не хочется разговаривать – лучше пусть они будут рядом. Очень помогает общение с теми, кто недавно пережил подобную утрату.

— Через некоторое время (в течение первого года) обязательно надо разобрать и раздать вещи умершего. Не надо строить дома «храм» ушедшего человека, оставлять его комнату в нетронутом состоянии, словно он еще жив. Это только продлит переживание горя. Конечно, избавляться от вещей дорогого умершего очень тяжело, ощущения, будто собственными руками окончательно отдаешь его и память о нем. Обычно при этом текут слезы – пусть текут. Но в течение первого года сделать это надо.


https://www.miloserdie.ru/article/chuvs ... zobratsya/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Жизнь после утраты
СообщениеДобавлено: 14 сен 2018, 14:32 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: 29 окт 2017, 18:22
Сообщения: 5113
Блог: Посмотреть блог (0)
Цитата:
«Пора подумать о себе, его уже не вернёшь» – что нельзя говорить человеку в горе

Что говорить человеку в горе и как ему помочь, - рассказывает психолог Павел Зыгмантович


Так уж вышло, что в нашей жизни бывают трудные моменты. И когда такой момент возникает в жизни близкого человека, встаёт вопрос — как помочь, поддержать или хотя бы пособолезновать?

В целом, тут нет ничего сложного — это не высшая математика. Нужно просто соблюдать несколько простых рекомендаций, и только.

Основная проблема здесь больше в невыносимости чувства собственного бессилия — ведь вы можете только поддержать, но не исправить ситуацию. Но про это бессилие как-нибудь отдельно.

Сейчас — о соболезнованиях.

Как выразить соболезнование

Американское онкологическое общество рекомендует следующую последовательность действий:

1. Признайте ситуацию. Когда вы говорите прямо, что знаете о случившемся (например, «Я знаю, что твой ____ умер/ла»), это показывает вашу готовность к разговору о случившемся. Такая готовность очень важна, ведь вы, фактически, приглашаете человека к разговору, вы как бы разрешаете ему начать выговариваться, вы соглашаетесь его выслушать. Если вам страшно использовать слово «умер», можно заменить более мягким, например, «ушёл».

2. Прямо озвучьте соболезнования. Многие боятся избитых фраз, а ничего оригинального придумать не могут, поэтому вообще молчат. Не делайте так. Просто скажите: «Я сожалею, что это случилось». Не гонитесь за неизбитостью. Человек не этого от вас ждёт.

3. Будьте искренни в общении и не скрывайте свои чувства. Опять же — вы не обязаны уметь успокаивать человека взмахом руки ли движением глаз. Очень часто всё, что нам доступно рядом с горюющим человеком — просто побыть с ним рядом (и это не игра слов). Так что вы вполне можете сказать, например, так: «Я не знаю, что сказать, но я хочу, чтобы ты знал/а — я рядом».

4. Предложите свою поддержку. Например, спросите: «Скажи мне, что я могу сделать для тебя». Возможно, скорбящий человек лучше вас знает, что ему поможет.

Как видите, тут ничего особенного нет. Почему? Потому что ничего особенного не нужно. Вам всего лишь нужно помочь человеку увидеть, что он не один в этом горе, что есть кто-то, кто готов его выслушать. Ценно именно это, а не конкретные слова и обороты.

Кроме того, куда важнее слов другое. Куда важнее выслушать человека — именно этого в основном и хотят скорбящие люди. Им надо выговориться. Дайте человеку такую возможность. Пусть он видит, что его готовы выслушать, что он имеет право на свою боль и своё горе, что он не одинок в своих переживаниях.

Ну и ещё одна деталь — иногда горюющему человеку надо просто ваше присутствие. Так что будьте готовы посидеть рядом в полной тишине несколько минут или даже часов. Пусть вам кажется всё это ужасно трудным и ненужным. На самом деле даже присутствие — это уже хорошо (тем более, что иногда говорить скорбящему ну очень трудно).

Чего не надо говорить

При том, что не очень важны конкретные слова и обороты, всё-такие есть такие, которые точно не надо произносить. Слишком высока вероятность, что они всё испортят, потому что человек не увидит главного — сочувствия.

Американский Хоспис-фонд выделяет такие:

-«Он/она теперь в лучшем месте». Не все в это верят, так что лучше держать свои убеждения при себе.
-«Пора подумать о себе, его/её уже не вернёшь». Для многих такая фраза — это призыв предать память умершего, что по понятным причинам неприемлемо.
-Заявления, начинающиеся с «ты должен/а» или «ты будешь». Эти заявления слишком директивы и не показывают человеку, что вы разделяете его горе. Если уж так хочется дать инструкцию, то дайте её в виде предложения: «А что если нам с тобой…?».
-«Ты справишься», «ты сильный/ная» и прочие. Эти фразы давят на человека, заставляют его вдобавок ко всем переживаниям ещё и соответствовать вашим ожиданиям, что возможно далеко не всегда. Не делайте так.

Важный момент — если человек сам озвучил эти фразы, если он ищет у вас согласия с ними, то всё в порядке, можете поддакивать. Но вот сами их лучше не произносите.

Краткий ликбез о горе

Чтобы лучше понимать горюющего человека, важно знать несколько важных (но не всегда очевидных) моментов о горе.

Во-первых, нет правильного или неправильного горевания. Каждый горюет по-своему. Кому-то хочется плакать, а кому-то работать. Кому-то нужны объятия, а кто-то будет колотить боксёрскую грушу. Кто-то будет лежат весь день на диване, а кто-то ни минуты не сможет усидеть на месте. Люди горюют по-разному, поэтому постарайтесь не навязывать человеку какого-либо «правильного» горевания. Запомните: как человек горюет — так и правильно. Для него.

Во-вторых, люди горюют не только по-разному, но и разнообразно. Это значит, что сейчас человек плачет, а уже через час может материться и кричать на окружающий. А ещё через час будет сидеть и смотреть на стену. Отнеситесь к этому с пониманием. Пусть человек понимает, что это нормально (а это — нормально), и что вы принимаете все его реакции. Проблемы только усилятся, если человек будет чувствовать вину ещё и за свои эмоциональные проявиления в горе. Поэтому всеми возможными способами объясните человеку, что примете любую его реакцию, любую форму горевания.

В-третьи, нет никаких графиков или этапов горевания. Есть разные способы, которые длятся совершенно непредсказуемо (см. подробности вот здесь). Кто-то справляется с горем за год, а кто-то — за месяц. А кто-то — за пять лет. Чем больше вы будете давить на человека и заставлять его горевать правильно, по графикам и этапам, тем хуже будет. В данном случае лучше оставить всё как есть и просто быть рядом. Человек со временем сам справится со своим горем.

Итого. Самое важно в соболезнованиях — это соболезнования. Покажите человеку, вы вы рядом, что к вам можно обратиться по любому вопросу (хоть чтобы вы купили хлеба по дороге к этому человеку), что вы спокойно и с пониманием относитесь к тому, как именно человек переживает горе. Этого будет уже вполне достаточно.


https://www.pravmir.ru/pora-podumat-o-s ... ku-v-gore/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Жизнь после утраты
СообщениеДобавлено: 30 ноя 2018, 11:22 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: 29 окт 2017, 18:22
Сообщения: 5113
Блог: Посмотреть блог (0)
Цитата:
“Мы болтали в интернете каждый день – а потом она умерла”

В ноябре прошлого года Кристи Пар узнала, что ее многолетняя онлайн-подруга Эми внезапно умерла. Это был шок. Она говорит, что до сих пор не может сдержать слезы, вспоминая те дни, когда она узнала о несчастье. Она говорит, что для нее Эми «была гораздо более «настоящим» другом, чем многие люди в реале».


41-летняя Кристи Пар, писательница из Южной Каролины, впервые познакомилась с Эми через общих друзей в онлайн-игре Star Wars в 2013 году. Она с нежностью вспоминает, что Эми была такая же «странненькая», как она сама, а любовь к фантастическим романам быстро сблизила их. «Мы болтали каждый день и делились фотографиями наших детей». И хотя они с Эми знали друг друга лишь виртуально, ежедневная переписка была для них огромной поддержкой в течение долгих лет. «Она сподвигла меня начать публиковать мои работы, – говорит Пар – и была одной из немногих, кому я позволяла читать то, что написала до публикации».

По данным исследовательского центра Pew, сегодня около 70 % американцев общаются через социальные сети. Конечно, мы общаемся и в реальной жизни, но привязываемся и к людям, с которыми никогда лично не встречались.

Как никогда много мы пользуемся смартфонами и прочими гаджетами, чтобы завязать отношения с виртуальными незнакомцами – и для романтических отношений, и для дружбы. Мы празднуем успехи друг друга, разделяем трудности, и, несмотря на расстояние, общаемся годами. Но что происходит, когда человек по ту сторону экрана умирает?

Это был шок, говорит Пар. Однажды утром она прокручивала ленту новостей и наткнулась на сообщение, в котором кто-то выражал соболезнования семье Эми. «Я подумала, что это какая-то ошибка».

Она судорожно послала Эми сообщение и ждала, когда статус поменяется на «просмотрено», но ничего не произошло.

«Прошли дни, а я все еще ждала, – говорит она. – Я продолжала надеяться, что это окажется кто-то другой, или что это ошибка». В конце концов она связалась с мужем Эми через посредника, и тот подтвердил, что ее подруга скончалась. «Это была трагедия, я проплакала целый день».

Наши представления о том, какие отношения на самом деле “реальны”, не совпадают с истинным положением вещей, считает Меган Девайн, психотерапевт из Портленда. Она уверена, что глубокое чувство потери не ограничивается дружбой в реале.

Одной из трудностей, с которыми столкнулась Кристи Пар после смерти Эми, стало отсутствие сочувствия со стороны других.
«Даже самые благожелательные и сострадательные люди не придают столь же большого значения вашему горю, как если бы вы потеряли друга, которого знали и встречали лично», – отметила она.

Общественные нормы относительно скорби в кибер-отношениях все еще относительно новы, и по сей день остаются малоизученными. «Когда ваши отношения вне телесны, боль практически невидима», – говорит Девайн.

В результате люди часто испытывают то, что психологи называют «бесправным горем», термин, придуманный в 1985 году доктором Дока Кеннетом, с целью описать потерю, которая не признается другими.

Подобные потери не дают человеку испытать катарсис, как при разделенной скорби. «У вас будто нет социально санкционированного права скорбеть, – говорит д-р Дока, – Но ведь эти отношения могут быть очень глубокими».

Вот пять способов справиться с потерей виртуального друга.

Не замалчивайте случившееся

«Это двойное горе, – говорит доктор Кэтлин Р. Гилберт, автор книги “Умирание, смерть и горе в онлайн-Вселенной”, – потому что человек скорбит не только о своей потере, но и о потере поддержки, которую он надеялся получить от других людей. Например, от друзей в реале или от семьи, которую только смутит ваше горе». И здесь первый шаг – признать, что любые отношения важны, и виртуальные, и в реале.

Расскажите о своем горе

Интернет расширяет наше представления о мире за пределы телесно-реальных. Социальные сети позволяют нам узнать другого человека, его надежды и мечты — и, аналогичным образом, поделиться нашими собственными. Многие из нас целые годы взращивали отношения, основанные только на словах и образах.

Кибер-потеря не является менее подлинной или менее значимой просто потому, что общение происходило в интернете. Если вы не сидите с человеком в одной комнате и не встречаетесь за чашкой чая в своем родном городе, это вовсе не означает, что человек вам не близок.

Осторожно выразите соболезнования

Должны ли мы связаться с семьей человека, чтобы выразить наши соболезнования? С одной стороны, мы хотим рассказать, как много он значил для нас, но мы также опасаемся прийтись не ко двору.

Меган Девайн предлагает осторожно выразить сочувствие семье или друзьям почившего, послав сообщение или емейл, в котором поделиться нашими теплыми воспоминаниями. Члены семьи могут не сразу прочитать ваше письмо, но им будет приятно узнать, как сильно был любим дорогой им человек.

Что касается похорон, Меган Девайн предупреждает, что есть определенные границы, о которых нужно помнить. Каждый человек имеет право скорбеть, но если мы не были близким родственником почившего, на похоронах мы можем оказаться чужими. Тем не менее, не нужно полностью исключать возможность посещения похорон. Идите, если чувствуете, что вам это необходимо, но не стоит пытаться войти в ближний круг почившего. «Ваши отношения ценны, но они отличаются от отношений между мужем и женой, родителями, детьми, родственниками и т. д.» ,- говорит она.

Почтите память

Самая трудная задача – принять реальность потери, считает психотерапевт Джулия Сэмюэл, Лондон. С интернет-другом у вас меньше конкретных, физических пересечений и объектов, на которых можно сосредоточить свое горе, и это может помешать принять и поверить в его смерть. Поэтому так важен ритуал, который знаменовал бы свершившуюся смерть. Можно зажечь свечу и произнести молитву или стихотворение, или пойти в церковь.

Найдите поддержку

Хотя боль со временем притупится, но, как говорит доктор Дока, мы никогда не оправимся от потери полностью, мы просто научимся жить с ней. Это касается и кибер-горя. И здесь стоит найти поддержку в онлайн-сообществе или у друзей.

Создание отношений, основанных на взаимной заботе, поддержке и доброте – будь то отношения онлайн или офлайн — ваш лучший ресурс. Инвестирование в эти отношения – ваша лучшая страховка. Что бы с вами ни происходило, есть люди, готовые поддержать вас. И когда умирает человек, которого мы любили, более всего в этот момент нам нужна поддержка и любовь.


https://www.pravmir.ru/myi-boltali-v-in ... na-umerla/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Жизнь после утраты
СообщениеДобавлено: 23 янв 2019, 13:26 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: 29 окт 2017, 18:22
Сообщения: 5113
Блог: Посмотреть блог (0)
Цитата:
У близкого горе – как справиться со своими бессилием?

"Да, вы не можете изменить случившееся. Но вы можете заняться тем, что есть. Пока жена переживает горе, вы можете снять с неё какие-то задачи — по детям, например". Психолог Павел Зыгмантович рассказывает, как справиться с бессилием, когда у ваших близких горе.


Горе и утраты, увы, неотъемлемая часть нашей жизни.

Они могут быть маленькими, как у детей, которые потеряли любимую игрушку и уже через три дня всё забудут. Они могут быть большими — когда умирает близкий человек.

В любом случае, утраты даются нам нелегко.

Не так давно я рассказывал о том, как поддерживать человека, переживающего горе. В тексте статьи я обещал рассказать о бессилии — как справиться с этим тяжёлым состоянием.

Рассказываю.

Корни бессилия

Мы переживаем бессилие, когда не можем контролировать ситуацию, не можем управлять ею. Там, где у нас достаточно контроля, мы чувствуем себя хорошо.

Например, мы поворачиваем руль, и автомобиль послушно въезжает в поворот, мы нажимаем кнопку и экран телефона послушно зажигается (или наоборот — гаснет, если нам нужно это).

Поэтому в таких случаях никакого бессилия нет, это очевидно.

Но почему же нам так важно контролировать происходящее? Потому что это полезно для здоровья.

Когда человек думает, что контролирует происходящее в его жизни, он меньше тревожится, у него лучше работают защитные системы его организма, к нему меньше липнет всякая зараза.

Тут важен даже мельчайший контроль — смехотворная возможность выбирать время подъёма или блюда завтрак — уже улучшают жизнь и здоровье, особенно для людей в заведениях интернатского типа (дома престарелых, детские дома и так далее).

Если у нас нет возможности контролировать происходящее, мы получаем хронический неконтролируемый стресс. В отличие от хронического контролируемого стресса (допустим, постоянной работы за полярным кругом — это не очень-то комфортно, но человек выбрал её сам, и если захочет, может уехать достаточно быстро), этот стресс нас уничтожает. Он портит наше здоровье, подрывает эмоциональное благополучие и в пределе может довести до состояния выученной беспомощности.

Выученная беспомощность выглядит очень неприятно — живое существо (не обязательно человек, такое может случиться с любым млекопитающим) крайне пассивно, ничем не интересуется, не реагирует даже на насилие. Даже удары током могут не побуждать существо двигаться — максимум, чего удаётся добиться, это тихого поскуливания.

Человек подспудно понимает всё это. Поэтому нам нужен контроль, пусть даже иллюзорный (это так и называют — иллюзия контроля, illusion of control).

И если его нет — здравствуй, бессилие.

Преодоление бессилия

Впрочем, зная механизмы возникновения бессилия, мы можем преодолеть его. Если дело в контроле, пусть даже мелком или иллюзорном, значит, сюда и надо направить наши усилия.

Вот, допустим, мужчина, у которого жена потеряла мать. Жене плохо, у неё горе, мужчина бессилен изменить что-либо, контроля нет, ощущения самые мерзкие. Как быть?

Во-первых, понимать, что контроль потерян не вообще, а только в этой вот части жизни. Мы, человеки, склонны к обобщениям, поэтому переживания в одной сфере жизни легко можем раздуть до вселенского масштаба. Например, девушка рассталась с парнем, и теперь тот легко может страдать, ведь «я никому не нужен», хотя понятно, что не нужен он только этой девушке.

Так и с бессилием перед лицом чужой беды. Да, вы тут бессильны что-то изменить. Да, у вас здесь нет контроля. Но это не про всю вашу жизнь, а только про её часть. И в других частях жизни контроль у вас есть. Обратите на него внимание, заметьте его. И вам — полегчает.

Во-вторых, можно попробовать установить хотя бы минимальный контроль и в этой тяжёлой ситуации. Да, вы не можете изменить случившееся. Но вы можете заняться тем, что есть. Пока жена переживает горе, вы можете снять с неё какие-то задачи — по детям, например. И вот вы уже как-то контролируете хоть что-то — свою помощь жене (заодно и занимаетесь не только женой, а это полезно — см. предыдущий пункт).

В-третьих, когда совсем ничего не получается, начните дышать. Да, просто глубоко и равномерно дышать. Когда вы так дышите, вы успокаиваетесь. Когда вы спокойны, вам легче думать, легче действовать разумно. В конце концов, вы меньше переживаете, следовательно — и бессилия в вашей жизни становится меньше.

В-четвёртых, стоит понять (хотя это и ужасно трудно), что были, есть и будут ситуации, где вы бессильны установить даже иллюзорный контроль. Скорее всего, в вашей жизни этих ситуаций будет мало, но они будут обязательно. И это не трагедия. Это всего лишь драма.

Да, болезненная и неприятная, но не более. Вспомните — даже возможность определять, что есть на завтрак, уже улучшает здоровье.

А это означает, что потерять контроль над своей жизнью полностью просто невозможно. Всегда найдётся островок, где вы будете распоряжаться полностью самостоятельно, автономно (хотя бы ваши мысли).
А это означает, что выученная беспомощность вам не грозит.

И если так, то нужно лишь глубоко дышать и относиться к текущему ощущению бессилия с пониманием — это пройдёт. Пусть не сразу, но пройдёт обязательно.

Итого. Бессилие перед лицом беды другого человека — это следствие утраты контроля. Вернёте контроль — прогоните бессилие. Если возвратить контроль не получается, ничего страшного — можно дышать глубоко и просто подождать. Всё пройдёт.

А у меня всё, спасибо за внимание.


https://www.pravmir.ru/u-blizkogo-gore- ... bessiliem/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Жизнь после утраты
СообщениеДобавлено: 24 май 2019, 07:52 
Не в сети
Знаток
Знаток
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 май 2016, 20:20
Сообщения: 3426
Блог: Посмотреть блог (0)
Цитата:
“У нее там смски мамины”. Ребёнок и горе

Людмила Петрановская

Взрослые часто детское горе не распознают, потому что оно бывает отсроченным, и вообще кажется, что «он уже успокоился и все забыл». Психолог Людмила Петрановская на своей странице в Facebook пишет о том, как вести себя с ребенком, который пережил потерю близкого человека или вынужденную разлуку с ним.

В воскресенье вечером звонок.

Женщина:

– Извините, что в выходной, но просто не знаю, что делать. Она не хочет идти завтра в школу, и вообще ничего не хочет и, кажется, опять плакала. Я очень боюсь.

Рассказывает: она опекун своей племянницы, 11 лет. Полтора года назад мама девочки очень быстро умерла от рецидива вроде бы вылеченного раньше рака, буквально за пару месяцев. Папы не было, взяла ребенка тетя. Причем тетя не родная, а двоюродная, так что прежде они близко не общались, так, виделись на семейных торжествах. Сначала было тяжко, потом привыкли, все вошло в колею. Девочка учится, занимается гимнастикой. Сначала сильно тосковала по маме, потом вроде развеселилась, подружки, тренировки, летом на море ездили.

– В пятницу прихожу вечером: она какая-то не такая. Говорит, телефон потеряла в школе. И вдруг так стала плакать, всю трясет… Я ее не ругала, ничего, ну, бывает, да и телефон-то уже старенький, скоро Новый год, говорю, купим тебе новый. А она только сильнее рыдает. Кое-как уснула, и вот все выходные ходит сама не своя, пропустила тренировку, сейчас спрашиваю: ты портфель собрала, а она: я не пойду никуда, не хочу. Уходит к себе в комнату, дверь закрыла, и все. Не ела ничего. Это что, подростковое началось? Это из-за телефона? У меня детей своих не было, я даже не знаю, чего ждать-то? Может, мальчик какой должен был позвонить? Или боится, что мне в тягость, что в траты ввела? Я уж не знаю, что думать. И как быть со школой-то?

Почему-то я сразу поняла. Старенький телефон, полтора года назад. То есть я знаю, почему, у меня тоже мама вот так же… Говорю:

– У нее там эсэмэски были мамины, в телефоне. Спросите осторожно. И не трогайте, пусть погорюет. Укройте, обнимите, чаю сделайте и не дергайте, никуда школа не денется. Если через два-три дня лучше не станет, звоните, будем думать.

Тетя ошарашенно поблагодарила и отключилась.

Через два дня звонит:

– Как вы узнали? Я как сказала про эсэмэски, ее прорвало. Оказывается, она каждый вечер их перед сном читала. Наизусть помнит: “Ленчик, парадная форма к 1 сентября в шкафу, в глубине. Проверь, не помялась ли юбка, может, подгладить”. Это сестра из больницы уже писала. Ну, и просто: “Целую, зайчик мой, спокойной ночи”. Мы проплакали весь вечер в обнимку. Я ей говорю: раз ты помнишь все, то они и не делись никуда, можешь всегда снова как будто перечитывать. Потом она спала полдня, потом поела наконец. Бледная, тихая, но получше.

А сегодня, представляете, пошла в школу, а телефон нашелся! Охранник ей отдал! Но мы уж решили: купим новый, а этот пусть дома лежит, чтоб надежнее. На память.

Я предупредила, что девочку может еще временами накрывать, ничего страшного, просто быть рядом, на всякий случай дала телефон детского психолога, если что, и мы попрощались.

И хорошо, что такая тетя чудесная. Не начала ругать или “развеселивать”, не потащила сразу в магазин за другим телефоном, не требовала “прекратить” и ничего такого. Почувствовала, что дело серьезно, и была к ребенку очень бережна. Думаю, если б я и не сказала, девочка сама бы ей про эсэмэски призналась, не в этот день, так на следующий.

Важно знать, что взрослые часто детское горе не распознают, потому что оно бывает отсроченным, и вообще кажется, что “он уже успокоился и все забыл”, особенно если ребенок еще младше. Дети часто переживают горе “по частям”, осиливая за раз столько, сколько могут. И мы можем годами не знать, что он каждый вечер эсэмэски перечитывает. Или еще что. И если ребенок пережил потерю, в случае любой явно странной, неадекватно острой реакции надо как минимум создать условия для контакта и доверия, тогда он сможет пережить еще кусочек своего горя и двинуться дальше, к восстановлению. Если в этот момент начать воспитывать или обесценивать его чувства: “Подумаешь, было бы из-за чего так расстраиваться”, доверие и привязанность будут нарушены, а горе “застрянет”. Это касается не только случаев смерти близкого, но и вынужденной разлуки: развод родителей, отобрание ребенка и т. п.

https://www.pravmir.ru/u-nee-tam-smski- ... ok-i-gore/


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 21 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 6 часов


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  




еКузбасс.ру

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
[ Time : 0.128s | 15 Queries | GZIP : On ]